Полная версия
Лента новостей

Там строят не что-то, там строят себя: воспоминания ветерана стройотрядовского движения

Комментарии 28.08.2018 | 11:37

В этом году мы отмечаем столетие комсомола: ни для кого не секрет, что бойцами первых строительных отрядов были именно комсомольцы. Благодаря им сегодня во многих строительных отрядах живы легендарные традиции – день ударного труда, форма, нашивки, песни.

Романтика стройотрядов 1960–1980-х годов, несмотря на пессимизм некоторых, не умерла: все больше и больше можно увидеть на улицах белорусских студентов в узнаваемых куртках со значками и шевронами. Опять с вокзалов уходят поезда с шумными и веселыми компаниями: наших ребят с нетерпением ждут на строительстве атомной электростанции, производственных объектов и зданий, жилых комплексов – везде, где требуется помощь. Сегодня, как и в далекие шестидесятые, стройотряд – путевка в большую жизнь. Здесь по-прежнему развиваются лидерские качества, приобретается уникальнейший опыт работы в команде, зарождаются дружба и любовь. Белорусскому студенческому строительному отряду исполнилось 55 лет. Для того, чтобы ясно представить себе, как зарождалось стройотрядовское движение в Беларуси, нам не обойтись без воспоминаний тех, кто стоял у истоков этого движения и был в его первых рядах. Одним из таких является ветеран белорусского стройотрядовского движения кавалер ордена "Знак Почета" и медали "За освоение целинных и залежных земель" Иван Чесак.

Стройотряд: тонны, кубометры, гектары… А только ли это? Гораздо важнее другое: становление характера, закалка в трудовых условиях. Каждый, кто прошел эту школу, осознал ее значимость не сразу. Необходимо время, чтобы все наносное и второстепенное исчезло, а в сознании осталась только суть из того, что дал стройотряд. А это самое главное – уверенность в своих силах и в поддержке товарищей, понимание причастности к большому и важному делу. Бойцы студенческих строительных отрядов всегда с уважением относились к своим командирам и комиссарам, которым нередко приходилось попадать в сложные ситуации, решая важнейшие вопросы жизнедеятельности своих коллективов.

В 1963 году 2500 посланцев 16 вузов республики впервые выехали работать в Уральскую область Казахской ССР. Именно тогда они стали инициаторами студенческого движения под девизом: "Каждому сдаваемому объекту – гарантийный паспорт!" Этот девиз стал главным для белорусских студентов на последующие трудовые семестры. С каждым годом "география" трудовой деятельности белорусских юношей и девушек в зеленых куртках с эмблемами вузов и техникумов нашей республики расширялась. Посланцы белорусской студенческой молодежи участвовали в ликвидации последствий землетрясения в Джамбуле и Ташкенте, ударно трудились на объектах нашей республики и Карельской и Коми АССР, на строительстве Саяно-Шушенской ГЭС и атомной электростанции в Мурманской области, Волжского автозавода, БАМа, города Гагарина и многих других объектах.

"Беспокойный" командир

В командирской "табели о рангах" этот человек не пропустил ни одной графы: возглавлял линейный, районный, областной и Республиканский ССО. Поэтому его мнение о том, каким должен быть стройотрядовский командир, – это не просто вариация на тему человеческих добродетелей, не стандартный набор "положительного героя".

– В понятие "командир" входит весь комплекс деловых качеств человека. Это прежде всего организатор, беспокойный человек, – говорит Иван Иванович.

Действительно, по-деловому беспокойный: случайно увидел как-то у районной школы, по всем приметам новую, но уже заброшенную статую и подумал: "Похоже на фрагмент памятника". Стал выяснять, и оказалось, собирались в районе монумент в честь героев войны установить, да отвлекли спешные дела. Как-то, проходя мимо отведенного под памятник места, Чесак не удержался и спросил у комсомольского работника района: "Чего ж не установите?" А тот в ответ вроде даже с вызовом: "Вот возьми и установи!" Иван в ответ: "И установлю"… Это после в газетных строчках все выглядело парадно и торжественно: студенты, заканчивая семестр, открывают установленный своими руками памятник. В праздничных репортажах тех лет не принято было писать о том, как, взяв ответственность на себя, командир "пробивал" бетон, как признавался друзьям: "Очень боюсь, что болтуном окажусь", как до сих пор сожалеет: "Эх, чуть бы повыше постамент был, еще бы лучше смотрелось"…

– Командир обязательно должен быть порядочным и справедливым – ведь ему определять отношения между людьми. Сдержись, не ори с ходу, увидев недостатки, разберись и поговори спокойно. Это убеждает. Всегда надо помнить, что командир – тоже человек, не надо делать недоступный "начальственный" вид, не им определяется умение руководить, – убежден Иван Иванович.

Экзамен на прочность

Стоит ли пенять на судьбу, если человек не разделяет твоей точки зрения? Честно говоря, не стоит, но как быть, когда человек этот – директор того самого совхоза, где ты, обуреваемый молодым энтузиазмом, намеревался развернуть невиданное по размаху и темпам строительство? Ивану Чесаку чуть ли не ежедневно приходилось до противного ощущения собственного бессилия доказывать: отряд может работать, он приехал сюда для серьезных дел, дайте материалы и возможность утвердить себя на практике. Директор слушал и… уезжал, занимался другими, на его взгляд, более нужными делами, а командирский авторитет, похоже, начинал трещать по швам. Потом, вспоминая эти дни, ребята скажут Ивану: "А ты ничего, нормальным командиром был, мы сперва опасались – завалишь". Но это будет гораздо позже, а пока, раздосадованный неудачами своей "агитационной работы" среди начальства и чтобы не слышать в ушах навязчивого требования "фронта работ", Иван отправился осматривать владения отряда, на ходу размышляя о том, какие принять кардинальные меры. Опыт не мог ему ничего подсказать, потому что его просто пока не было… Зато очередная встреча с руководителем хозяйства сулила с завидным постоянством повторяющийся диалог:

– Нужны материалы (следовал внушительный перечень).

– Вам уже давали, их обычно на неделю хватает…

"Дипломатические ухищрения" командира отряду видны не были, зато раздражали и казались бесцельными его лихорадочные метания по хозяйству, и в одно далеко не прекрасное утро Чесаку сказали: "Отряд думает сниматься, хватит ковыряться по мелочам, зря, что ли, на целину приехали?" И тогда – все гениальное просто! – состоялось собрание, на которое командир чуть ли не силой затащил директора. Ну и наседали на него бойцы! Обо всем вспомнили: о том, с каким воодушевлением ехали в Казахстан, как представляли себя счастливыми и уставшими от работы. Директор смотрел, слушал и молчал. А назавтра нагрянул с визитом в семь утра – отряд работал. Приехал послезавтра в такую же рань – отряд на работе. Постоял, наблюдая, топор в руки взял и хвать обухом по стене – да штукатурка на совесть была сделана, не отвалилась. Еще раз маневр повторил – результат тот же. Ухмыльнулся – не поймешь, то ли удовлетворенно, то ли недоверчиво... И, как не раз уже бывало, молча уехал. С той поры отряд буквально завалили стройматериалами и работой… Экзамен на командира был сдан, коллектив завоевал настоящее признание, а тогда, в 1966-м, это было очень важно, потому что относиться всерьез к студенческим строительным отрядам многие руководители принимающих организаций и хозяйств пока не спешили. Присматривались, опасались: потянут ли молодые и захотят ли вообще "тянуть". Справедливости ради стоит сказать, что не всегда эти предосторожности были беспочвенными. В том же совхозе, по рассказам растаявшего и подобревшего директора, до отряда Чесака работал ССО, бойцов которого как ни приедешь – с травки сгоняешь, стенку пальцем колупнешь – целые куски штукатурки отваливаются. Он и этим не верил, думал, что такие же "туристы" понаехали. Кстати, немного позже директор совхоза имени Маншук Маметовой Герой Советского Союза Мурат Насимуллин уговаривал отряд в лице Ивана Чесака приехать на следующий трудовой семестр, а после окончания радиотехнического института и вовсе перебраться в совхоз на работу…

По следам легендарного комдива

Ранним утром 12 августа 1967 года село Казталовка проснулось от шумного людского многоголосья: победители смотра фестиваля Казталовско-Фурманово-Джаныбекского районного студенческого строительного отряда под руководством Ивана Чесака собирались, чтобы принять участие в эстафете "По дорогам формирования и боев 25-й Чапаевской дивизии". И через десятилетия не стерлось из памяти Ивана Ивановича то августовское утро и образ легендарного комдива, дополненный рассказами тех, кто лично знал Чапаева:

– Помните в фильме знаменитую сцену, где Чапай картошкой план штурма обозначал? Выдуманная, думаете? Вот и нет, у нас в доме это и было, мамка еще картошку давать не хотела – на исходе была…

– Воспоминания очевидцев, познание по-новому, пропустив через себя, того, что казалось давно известным. В те времена это называлось несколько казенно – военно-патриотическим воспитанием. Сегодня это можно смело называть и романтикой духа, потому что большинство ребят по-хорошему "заболели" стройотрядами именно из-за этого. Часто на помощь приходили те командиры, которые могли увлечь не только себя, но и других, казалось бы, рядовыми и привычными делами, превращая их в настоящий праздник.

Спустя годы

Когда послужной стройотрядовский список Ивана Чесака стал заполняться по возрастающей, он не раз пытался определить, что значит для ССО романтика. Не спеша, не прикрываясь торопливыми утверждениями, что, дескать, работа и есть романтика, прикидывал: вот был на целине, а что вспоминается? Неизбежные командирские передряги, ругань с начальством и удовлетворенность сделанным? Конечно. Но откликается при словах "Казахстан", "целина" прежде всего память эмоций, задевая в душе ту самую романтическую струнку. Бесконечна и непривычна глазу, то и дело цепляющемуся в Беларуси за холмы и пригорки, степь. Такое ощущение огромности пространства и собственной малости, что даже теряешься без надежного камня городских стен.

Нынешние стройотрядовцы наверняка где-то в глубине души по-хорошему завидуют им, зачинателям. Потому что быть первыми – это значит жить по особым законам и решать пока еще никем не решенные задачи: заглянуть в конец умного пособия, чтобы подсмотреть готовый ответ, невозможно. Сегодня, в год 55-летия стройотрядовского движения в Беларуси, мы говорим о его богатых традициях. А "первоначальный капитал", ставший основой этого богатства, заложили именно они, ветераны-первопроходцы.

Дмитрий Шамко, 7 Дней

Фото из личного архива Ивана Чесака


Полная версия