Полная версия
Лента новостей
Александр Анисимов

Комфортно работать там, где происходит творчество

Интервью 06.10.2017 | 18:39
Александр Анисимов Александр Анисимов Художественный руководитель и главный дирижер Государственного академического симфонического оркестра Беларуси, народный артист Беларуси

Известный во всем мире дирижер народный артист Беларуси Александр Анисимов полностью отдает себя музыке. Маэстро, даже отдыхая, слушает ее, самую разную. О жизни в музыке и вне ее обладатель множества наград, художественный руководитель и главный дирижер Государственного академического симфонического оркестра Беларуси рассказал в беседе с корреспондентом БЕЛТА.

- Александр Михайлович, список стран, где вы работали и работаете, впечатляющий. А где вам комфортно? Или для мастера своего дела не имеет значение местонахождение сцены?

- Есть такое выражение - дирижер мира, была даже одна статья про меня с таким названием. Этот вопрос я понимаю: где комфортно себя ощущаю в плане творчества? Ответ на поверхности - там, где творчество происходит. Вроде бы, когда ты дома, в родной среде, с близкими людьми, работаешь со своим коллективом, то здесь должно быть комфортно. Но бывают случаи, когда что-то не заладилось, не пошло и творчества не происходит. Как я думаю, публика этого практически не замечает, это может ощущать оркестр. И я, естественно. А может быть совершенно фантастическое, приятное общение с музыкантами, коллегами, певцами, даже если поле деятельности далеко от дома, за границей. Например, в памяти совершенно удивительные и приятные ощущения от работы с музыкантами в Барселоне, великолепное и успешное время в Нидерландах и, конечно, одно из самых ярких и теплых воспоминаний об Ирландии. Но ничем не уступают впечатления от выступления на сцене в Витебской областной филармонии. Было по-домашнему уютно, шла такая хорошая энергия. Случается по-разному и дома, и вдали от него.

- Вы художественный руководитель и главный дирижер Государственного академического симфонического оркестра Беларуси, кроме того у вас много выступлений в концертных залах других стран. Вести столь активный образ жизни стоит немалых затрат и эмоциональных, и физических.

- Цена, конечно, есть. Она, может быть, равна каким-то потерям в состояниях здоровья, чувств. Но я такой человек, который аккумулируется и быстро восстанавливается. Хотя объективно, и это подтверждают документальные факты, что профессия дирижера предполагает большие затраты с одной стороны, а с другой почему-то более высокую продолжительность жизни, чем у других представителей музыкальных профессий, не говоря уже про общую продолжительность жизни. Почти все великие дирижеры едва ли не до 90 лет продолжали руководить оркестрами и чувствовать себя в форме, чтобы донести эмоцию до оркестра и публики. Одним словом, я смиряюсь с теми обстоятельствами, в которые попадаю, и если, предположим, надо из Самары двумя рейсами лететь в Минск, значит, ничего не поделаешь, надо лететь двумя рейсами, потому что тратить полтора дня или двое суток на переезд поездом не представляется возможным. А ведь было время, когда дело было не только в перелетах и переездах. Некоторое время я одновременно руководил в Минске двумя коллективами - примерно год работал в опере и в филармонии. Тогда же у меня был еще коллектив в Ирландии и семья в Париже. И все это мне удавалось совмещать, воспитывать сына, который тогда учился в Париже. Очень важное значение имеет планирование, организация действий, слаженная работа моих помощников. Все вместе дает уверенность в том, что у меня хватит сил сделать необходимое и после перелета двумя самолетами отправиться на репетицию, потом на пресс-конференцию и снова на репетицию. Это трезвый расчет.

- Белорусские СМИ называют вас белорусским дирижером, а российские - российским. А вы как чувствуете?

- Был такой интересный факт: после года работы в Ирландии в одной из газет появилась рецензия на мой концерт под названием "Александр Великий". И представьте, меня посчитали ирландским дирижером.

Вообще-то дом мой здесь, в Минске. А родился, вырос, получил образование в России. В разные периоды своей жизни работал в Перми и Ростове-на-Дону, почти по пять лет. Последние шесть работаю в театре в Самаре, всего постоянной работе с коллективами российских театров отдано 16 лет, а это немало. Много выступаю в филармонических залах Москвы, Санкт-Петербурга, в других городах России. Поэтому можно понять, когда о тебе говорят "российский артист". В том числе звание заслуженного деятеля искусств России, многие награды, например, "Золотая маска", золотая медаль фонда Архиповой и другие. Но, несмотря на все это, мой дом уже почти 40 лет Беларусь. Считаю себя белорусским дирижером.

- Коллективом симфонического оркестра вы руководите уже 15 лет. Традиционно работа и коллектив - второй дом и вторая семья. У вас так?

- Абсолютно. Я воспринимаю оркестр как своих соратников. Если это молодежь, только пришедшая из академии, то это мои дети. Оркестр - большая семья. Стараюсь и на репетициях общаться с людьми на равных, предполагая, что это очень сильные, яркие личности. На самом деле я редко ошибаюсь, оно так и есть. Просто эти сильные личности бывают в разных состояниях, настроениях и т.д. Это сказывается на работе, и порой приходится взбадривать, а иногда и немножко пошуметь. Так что мой стиль руководства именно такой. Бывают и другие варианты руководства - строгого контроля, практически диктаторского нажима на каждого. Это тоже дает результат. Но я сторонник другого подхода, хотя стараюсь в философской, достаточно гибкой системе совмещать и то, и другое.

- Александр Михайлович, опытом из своей жизни с музыкантами делитесь, о каких-то ситуациях рассказываете?

- Рассказываю. Иногда останавливаю оркестр, и исполнители складывают инструменты, становятся слушателями. Они очень это любят. Но я рассказываю не просто, чтобы развлечь, а по какому-то конкретному поводу, чтобы показать пример, как это было в моей жизни. Иногда это смешная история, иногда необычная. Под конец репетиции, когда люди устают, шучу, импровизирую, что взбадривает их.

Не исключаю такие вещи и очень скучаю по ним, работая в иностранных оркестрах. Не потому, что там не ценят шутку, вовсе нет. Иностранцы очень свободные люди, спокойные, расслабленные и практически все понимающие юмор, хотя и в разной степени. Просто в английском языке нет в такой мере средств, чтобы передать какие-то оттенки юмора.

- В новом фильме белорусских документалистов "Маэстро Анисимов" есть кадры одной из репетиций, где обсуждается вопрос о необходимости освободить музыканта от исполнения. В каких случаях, цитируя вас, можете "освободить от Бетхотвена"?

- Такого, чтобы выгнать с репетиции, за собой не помню, хотя мои коллеги подобные методы практикуют. Сказать по поводу злую, едкую шутку иногда могу. Меня даже ругают мои друзья, потому что порой это на грани обиды. Но я надеюсь, что грань, чтобы обидеть, унизить, я не переступаю. Человек умный поймет, в чем дело. Если же интеллекта не хватает понять глубину того, что я говорю, тут уже не моя вина.

- Нынешним летом Государственный академический симфонический оркестр Беларуси участвовал в проекте "Классика у ратуши". Вам этот формат выступлений под открытым небом пришелся по душе?

- Я купался в этой атмосфере. Дело не в том, что ты радуешься аплодисментам не 600 человек, как в зале, а почти 10 тысяч, хотя это тоже очень важно, греет душу. Важно другое. Из всех этих людей, может, только 5-10% - те, кто пришел на оркестр, на Анисимова, а они приходят и в филармонию на все программы коллектива, знают всех артистов поименно. Остальная часть - если люди и не случайные, то не посетители филармонии. А некоторые никогда не слушали симфоническую музыку. Поэтому открыть для них мир классики для меня было огромным удовольствием. Я видел, что слушателям нравится, что они готовы внимать, открыть душу, сердца, и мы их не разочаровали. Люди оценили, как это здорово, несмотря на то, что было не очень хорошее качество воспроизведения звука, техники, хотя организаторы молодцы, сделали максимально с теми скромными возможностями аппаратуры. Правда, огромный недостаток этой сцены - маленькая площадь. Мы разместили не весь оркестр, а для исполнения такой программы нужно задействовать полный состав почти 100 человек. И, несмотря на все эти минусы, превалируют позитивные эмоции.

- Глядя, как вы работаете на сцене, вопрос о необходимости поддерживать себя в форме сам отпадает.

- Еще в студенческие годы я активно занимался спортивной ходьбой, преодолевал по 30-40 км. Потом был спортивный велосипед, поскольку из дома на краю Москвы, где я тогда жил, до консерватории нужно было ехать почти два часа, а на велосипеде я добирался за час с небольшим, а в выходные и вовсе за 40 минут. Кроме того, я был страстный поклонник волейбола, футбола и участвовал в разных играх. Так что спортивность моя была заложена еще в то время. Если обратиться к данным ЮНЕСКО, что труд дирижера приравнивается к труду молотобойца, кузнеца по затратам энергии, то можно говорить, что дирижеры занимаются спортом. Но это спорт, который умножается на огромную интеллектуальную, эмоциональную нагрузку, поэтому за репетицию теряю 1,5 кг, а за выступление почти 3.

- Властвуя над таким количеством музыкальных инструментов, каким инструментом владеете вы?

- В свое время я совмещал учебу дирижированию с игрой на фортепиано и органе. Так что я профессиональный пианист и органист, хотя играю редко. А начинал еще будучи пионером - был горнистом в лагере. Хотя я не очень владел этим инструментом, но сказал, что справлюсь. Это считалось очень привилегированным делом. Горнисты получали двойное довольство и жили в комнате с пионервожатым, в то время как для остальных ребят отводились большие помещения.

- Александр Михайлович, очевидно, что сцена - для вас жизнь. Но жизнь еще и уютные вечера с близкими, прогулки по притихшему городу. Продолжите список?

- Очень люблю шахматы. С сыном Сашей, когда получается, охотно играем. С удовольствием с собакой гуляю, это отличная возможность релакса. Люблю зайти в музей, даже если его хорошо знаю. В последнее время могу себе позволить при дальних перелетах, например, в Японию, посмотреть сериалы. Какие? Самые разные, на которых можно отдохнуть. Мимо "Игры престолов", например, невозможно пройти, но смотрю между прочим. Иногда с сыном идем в кафе недалеко от дома, где болтаем на близкие нам обоим темы и так отдыхаем. Слушаю хорошую музыку, в том числе поп-исполнителей. После большого эмоционального напряжения в интернет заглядываю, социальные сети, всякие глупости почитать интересно, это расслабляет. Практически не путешествую так, чтобы это не было связано с профессиональной деятельностью. Стараюсь выкроить для себя хотя бы две недели отдыха. Но если прежде тянуло в Ниццу, то сейчас больше люблю оставаться дома.

- Государственный академический симфонический оркестр Беларуси отметил свое 90-летие выступлением на сцене 15 сентября. В Белгосфилармонии 26 октября состоится открытие Белорусской музыкальной осени концертом, который будет посвящен вашему юбилею. А вы свое 70-летие 8 октября как планируете отмечать?

- В этот день буду дирижировать в Национальном академическом Большом театре оперы и балета Беларуси премьерой балета "Корсар". А рано утром следующего дня улетаю. Может, встречу с друзьями в камерной обстановке организую 26 октября, когда будет отмечаться мой юбилей в филармонии. На этом концерте, к слову, прозвучит "Торжественная месса" Бетховена. Этот шедевр мировой классики не исполнялся в Минске очень давно. Так что, надеюсь, для всех, кто придет в этот вечер в филармонию, он запомнится надолго.

Жанна КОТЛЯРОВА,

фото Оксаны МАНЧУК,

БЕЛТА.-0-


Полная версия