Полная версия
Лента новостей
Юрий Кот

О своем французском бренде, белорусских тканях и сотрудничестве с "Беллегпромом"

Интервью 07.02.2018 | 17:30
Юрий Кот Юрий Кот Дизайнер

На прошлой неделе концерн "Беллегпром" устроил показ-презентацию "Взгляд в будущее. Новые возможности легкой промышленности Беларуси", где продемонстрировал одежду белорусского дизайна из белорусских тканей, отшитую в Беларуси. Свою коллекцию представил и дизайнер Юрий Кот, который уже почти 30 лет живет и работает во Франции. В интервью корреспонденту БЕЛТА он рассказал, чем хороша ткань "Камволя" и Оршанского комбината и как видит дальнейшее сотрудничество французского бренда с белорусскими предприятиями.

- Юрий, на показе-презентации коллекций одежды "Взгляд в будущее" вас представили как французского дизайнера белорусского происхождения. Расскажите свою историю: сколько прожили в Беларуси и когда уехали во Францию?

- Родился и учился я в Минске, работал здесь же в Доме моделей (ОАО "Центр моды". - Прим. БЕЛТА). Потом на какое-то время попал в шоу-бизнес, где тоже занимался одеждой. Сотрудничал с Борисом Моисеевым, Лаймой Вайкуле - в феврале 1988 года мы сделали ее первый сольный концерт. А в июле я уехал во Францию. И вот уже почти три десятилетия там существует модный дом Youri KOT. В следующем году будем отмечать юбилей. Как - пока не знаю, но, может быть, даже и в Минске.

Во Франции пришлось начинать все сначала - учить гамму, цвет, налаживать контакты и вообще пытаться осознать, будут ли в этой стране носить одежду, которую я им предложу. Казалось бы, Франция не такая уж и большая, но есть юг и север, а это два разных предпочтения: на юге будут носить цветные вещи, на севере лучше продается пастельная гамма. И это целая наука.

Первый шоу-рум открылся в пригороде Тулузы, это было помещение площадью 120-130 кв.м. Сначала, признаюсь, мы представили вещи, которые не пользовались спросом для повседневного использования, но постепенно мы поняли, в каком направлении двигаться.

Сейчас мы работаем в Тулузе. После кризиса 2005 года нам пришлось закрыть большой шоу-рум в центре города, перешли в помещение поменьше, где и располагаемся до сих пор. Но, к слову, планируем переезд. У нас есть клиенты, которые заказывают деловые костюмы и платья, также мы работаем с коктейльной и вечерней группами. И свадебные заказы: платья невесты, костюмы для мамы, папы, дяди, тети, подружек и т.д. Коллектив у нас небольшой - всего четыре человека, мы работаем по давальческой системе с ателье.

Особенностью моей работы считаю то, что я не просто создаю и продаю одежду - я выстраиваю гардероб моих клиентов. То есть дама может купить у нас пиджак, но потом приобрести к нему еще и юбку, и брюки, а еще платье, которые идеально сочетаются друг с другом. И в результате, комбинируя предметы гардероба, она может каждый раз выглядеть по-новому. И еще: я работают с тканями только самого высокого качества, потому что верю в то, что мы не настолько богаты, чтобы носить дешевые вещи.

- Какова сейчас ваша связь с Беларусью - ментальная и материальная?

- Материальная связь пока никакая, в Беларуси я деньги не зарабатываю. Была попытка открыть шоу-рум в Минске. Затея обошлась нам недешево, но мы не получили тот эффект, на который рассчитывали, поэтому закрылись. Тем не менее не считаю, что все было зря: теперь у нас есть определенное количество белорусских клиентов, люди продолжают нам звонить, особенно много звонков получили после показа "Взгляд в будущее". Для нас это важно.

Что касается ментальной связи, то я - белорус, причем не только в сердце, но и в паспорте. Я не готов быть французом. В жизни надо уметь выбирать: есть люди с четырьмя паспортами разных стран, но они никому не принадлежат, у них не болит душа. У меня болит душа за Беларусь, здесь живет мой отец, другие родственники. Сюда я приезжаю очень часто.

- Показ-презентация "Взгляд в будущее" был призван продемонстрировать направления, в которых будет развиваться белорусская легкая промышленность. Как получилось, что дизайнер французского бренда принял в нем участие?

- Начнем с того, что практически вся представленная в показе одежда была выполнена из тканей белорусского производства. В том числе и моя коллекция, основу которой составили полотна ОАО "Камволь", причем не только те, которые были выпущены после модернизации предприятия, но и до обновления. Вообще белорусскими камвольными тканями я интересуюсь очень давно. Текстильное производство в Беларуси всегда было на высоком уровне. Мало кто помнит, но даже Великобритания заключила контракт на поставку белорусской тонкой шерстяной ткани, это было во времена Советского Союза.

Два года назад мы представляли коллекцию на Belarus Fashion Week, в которой использовали ткань суконного и камвольного комбинатов. Были вопросы: зачем ему это надо? А затем, что даже тогда мне эта ткань нравилась, не говоря уже о той продукции, которую ОАО "Камволь" выпускает сегодня.

Буквально на днях мы были на переговорах с руководством камвольного комбината, видел само предприятие, их новые разработки. Это фабрика, которая прогрессирует, они не будут стоять на месте, я в этом уверен.

Сверхидея показа заключалась в том, что мне хотелось продемонстрировать, как может выглядеть женщина в одежде, сшитой в Беларуси (мы сделали заказ на пошив в небольшом ателье) из белорусской ткани со шляпами фабрики "Людмила" и перчатками Accent из Гродно. Правда, другие аксессуары были иностранного производства, но только из-за того, что у нас немного не хватило времени, чтобы найти все необходимое в Беларуси, а оно все здесь есть. Конечно, не все так просто, но все возможно! Нужно только найти вариант, с кем из белорусских компаний наладить сотрудничество, чтобы можно было производить белорусскую одежду для белорусского покупателя (и, возможно, не только) под французским брендом.

- Как часто вы используете в своей работе шерстяные ткани?

- Уже давно я являюсь большим поклонником шерсти и вообще любых натуральных тканей. Наш модный дом продолжает продавать одежду из шерстяных тканей вплоть до конца июня. Ведь в женском пиджаке из натуральной шерсти не жарко и не холодно, потому что этот материал сохраняет температуру тела, в нем очень комфортно.

- А наши швейные предприятия пока, скажем так, носом крутят…

- И очень жаль. Видимо, пока работает стереотип: что свое, то не очень. К большому сожалению. Например, я работаю во Франции и использую только французские ткани. Мне неинтересно работать с теми же итальянцами, турками. И я не понимаю, зачем работать с производителями из других стран, если есть своя отличная продукция. Сейчас я говорю в том числе применительно к Беларуси. По качеству белорусская камвольная ткань из новых коллекций не уступает ведущим мировым производителям. Более того: некоторые образцы даже лучше, чем те, которые я видел в Италии, потому что не все, что продается в Италии под итальянскими брендами, сделано действительно в этой стране.

- По качеству понятно - у вас претензий к белорусской ткани нет. А к цене?

- По цене белорусская ткань очень конкурентоспособна.

- Мощности ОАО "Камволь" - минимум 6 млн погонных метров в год. Внутренний рынок может потребить от силы 1,5 млн. Как вы думаете, есть ли у белорусской ткани шансы быть востребованной на европейском рынке?

- Насколько я понял из переговоров с руководством "Камволя", они очень серьезно настроены. Возможно, мы сможем где-то в этом помочь - например, провести маркетинговое исследование относительно цветовой гаммы, состава.

Кстати, несколько лет подряд я просил "Камволь" сделать ткань розового цвета, и они наконец ее сделали. Получилась сумасшедшая пудра! Есть и другие предложения. Например, новые ткани твидового плетения, которые я обожаю. То есть лично мне сотрудничество с камвольным комбинатом очень интересно. Прогресс предприятия налицо - люди стараются, хотят и найдут выход.

Вообще камвольное производство очень сложное, а тем более на белорусском предприятии, где процесс изготовления ткани начинается с нуля - они сами делают крутку нитки, сами ткут. Обычно подобные фабрики стартуют с ниток.

Возможно, выход на европейский рынок нужно начинать с Польши, стран Балтии, Румынии, Чехии, Словакии. Не всем известно, что, например, та же Румыния - это центр производства одежды для европейского рынка. И там нужны ткани. Каждое предприятие стремится сократить издержки. Если белорусская продукция будет конкурентоспособна по цене и качеству, то почему нет?

На итальянскую выставку с белорусскими тканями было бы тоже очень хорошо попасть. Можно даже сделать образцы одежды, чтобы наглядно показать, что может получиться из этого материала. Для меня это не проблема.

- Показ "Взгляд в будущее" состоял из коллекций, выполненных не только из продукции ОАО "Камволь", демонстрировались готовые изделия из льняного материала производства Оршанского льнокомбината. Что вы можете сказать об этой продукции?

- Со льном я работаю очень давно, даже в Беларуси делал показы. В основном я делал костюмную группу, были вечерние платья из льняной ткани. Более того: мы показывали льняные дутые куртки, отделанные кожей и мехом норки.

- Вы использовали ткань Оршанского льнокомбината?

- Да. У нас была совместная работа с Иреной Гудиевской, которая представляла в Национальном художественном музее фотографии льна. Мы делали около 30 выходов - там были и лень, и мех, и шелк в разных сочетаниях. Это было очень интересно, потому что у Оршанского льнокомбината есть огромные возможности, которых нет у других производств. В частности, они могут делать жаккардовый лен, могут делать тонкие полотна, рубашечный лен. Из этой ткани можно делать очень красивые вещи. А какие возможности у них есть! Мы говорили с директором комбината, и он заверил, что они могут делать даже индивидуальный принт на крое.

- Если говорить в целом о белорусской легкой промышленности, как бы вы могли оценить ее нынешний уровень?

- Можно, я начну не с легкой промышленности?

- Можно, но с чего тогда?

- С продаж. Каждый раз, когда я приезжаю в Минск, иду по центральным универмагам - в ГУМ и ЦУМ. Как ни крути, но для меня это лицо торговли в Беларуси товарами легкой промышленности. И у меня эмоции отнюдь не положительные. Я считаю, что прежде, чем говорить о легпроме, нужно говорить об уважении к клиенту в том месте, где он эту продукцию будет приобретать. В ГУМе и ЦУМе, уверен, есть достойные внимания вещи, но найти их тяжело.

Правды ради стоит сказать, что в мой нынешний приезд ситуация несколько изменилась - в мужской секции в ГУМе обновилось оборудование, продукция представлена по-другому, есть аппетит прийти, посмотреть, что-то выбрать. Это начинает быть красивым. Надеюсь, преобразования дойдут до каждого отдела.

- А если вернуться все-таки к производителям легкой промышленности…

- В Беларуси производится много высококачественной одежды, есть из чего выбрать. Это и текстильное, и трикотажное, и кожаное производства. Очень надеюсь, что здесь возродят суконное производство, что завод будет жить, потому что я, например, обожаю сукно. Пальто из хорошей суконной ткани - это очень интересно.

Повторюсь: образы, представленные в коллекции на показе "Взгляд в будущее", практически на 100% сформированы из продукции белорусского производства. И это потрясающие образы. Мы стремились к тому, чтобы, придя на показ, белорусская женщина смогла представить себя в каждом из них и понять, что она прекрасна!

- Завершая разговор: как вы видите дальнейшее сотрудничество модного дома Youri KOT и Беларуси?

- Хотелось бы найти партнеров, которые нам доверяют и которым доверяем мы, с которыми можно было бы сотрудничать для создания в Беларуси одежды из белорусских материалов и продажи готовых изделий на белорусском же рынке. Да и не только на белорусском. Потому что если все получится, то вещи, произведенные в Беларуси, будут представлены и во Франции. Это было нереально вчера, но сегодня - вполне.

Юлия ДЫЛЕНОК,

БЕЛТА.-0-


Полная версия