Полная версия
Лента новостей
Сергей Ковган

Руководитель отряда "Ангел" о пройденном пути, новых направлениях и работе с детьми

Интервью 05.06.2018 | 09:00
Сергей Ковган Сергей Ковган Руководитель поисково-спасательного отряда "Ангел"

Ежедневно в органы внутренних дел поступают обращения о пропавших людях. Для помощи в их поиске почти 6 лет назад в Беларуси был основан поисково-спасательный отряд "Ангел". О том, какой путь пройден за эти годы, как обстоит дело с оснащением, и о планах работы с детьми рассказал руководитель отряда Сергей Ковган.

- Есть ли какая-то определенная дата основания отряда?

- Да, 15 июня 2012 года была создана группа в социальной сети "ВКонтакте" для того, чтобы найти единомышленников - тех людей, которые желают в случае необходимости помочь искать заблудившихся в лесу. Но впоследствии получилось так, что люди стали обращаться к нам за помощью и в поиске пропавших в городе при различных обстоятельствах. Также просили, чтобы мы помогли в распространении информации, установлении свидетелей и возможного местонахождения. После, когда про отряд стали узнавать все больше людей, когда о нас стало известно, в том числе и за границей, начали поступать сообщения с просьбой оказать помощь, найти человека, который уехал, например, на заработки и без вести пропал. В совокупности сейчас все эти линии по оказанию помощи эффективно работают и помогают вернуть близких людей.

- А когда официально была зарегистрирована организация, и сколько примерно человек сейчас она объединяет?

- Зарегистрировались мы в 2015 году. Сейчас на наши страницы во всех популярных социальных сетях подписаны сотни тысяч людей. Принцип работы поискового отряда заключается в том, чтобы донести информацию до граждан, которые желают оказать содействие и могут помочь в определенный период времени, считают это возможным, важным. Мы информируем, когда к нам поступает обращение о том, что кто-то пропал, просим сделать перепост, в случае необходимости расклеить ориентировки в районе, в городе, в области - в зависимости от сложившейся ситуации. Также выехать на поиски, если человек заблудился в лесу. По мере возможности и необходимости люди откликаются и выезжают. Спрогнозировать количество добровольцев, которые откликнутся, мы не можем, но можно определенно сказать, что если заявляют о пропавшем маленьком ребенке, то всегда выезжает много людей.

- Если продолжать тему, связанную именно с детьми, то занимается ли отряд дополнительно какой-то образовательной работой с ребятами, с родителями?

- Сейчас мы, наверное, морально и по опыту готовы к тому, чтобы заниматься не только поиском. Даем рекомендации, делаем различные посты в соцсетях с информацией о том, что необходимо делать и в какой последовательности в какой-то нестандартной ситуации.

Также мы обязательно объясняем людям, что нет никакого закона о том, что надо ждать трое суток, прежде чем написать заявление о пропаже человека. Это миф, заблуждение. Люди могут обратиться в милицию непосредственно по факту исчезновения, если они считают, что есть какая-то угроза здоровью или жизни человека. Не надо ждать долго, не надо это дело затягивать. Чем быстрее человек обращается в правоохранительные органы, а впоследствии к нам, тем больше шансов на благополучный и положительный исход с наименьшими затратами.

В данный момент с компанией МТС разрабатывается ряд программ, носящих информационный характер, дорабатываются буклеты. Планируется, что мы будем рассказывать, как себя вести, что делать в нестандартной ситуации, как поступать, если ты заблудился, что делать родителям, если пропал ребенок. В том числе коснемся и темы того, как детям вести себя на массовых мероприятиях с большим скопление людей.

Работать с детьми будут не только добровольцы, но и наш психолог. И нет посыла просто положить на стол буклеты и попросить раздать их - мы хотим рассказать о деятельности отряда, рассказать вообще о добровольчестве, о волонтерстве, о возможности помогать людям.

- То есть у вас еще и психологи есть в отряде?

- Психологи, кинологи, водолазы… Все это на добровольной основе. Психолог, например, работает с людьми, у которых кто-то пропал, поддерживает их, если произошла гибель. С ребенком, которого нашли в лесу, тоже работает психолог - по желанию родителей. И к нам в офис приходят взрослые с детьми, которые часто уходят из дома. Сидят часами, беседуют со специалистом о том, как вести себя родителям в таких ситуациях.

- Кроме людей, готовых помогать, в вашем распоряжении есть и техника, которую используют для поисков. Чем оснащен отряд?

То оборудование, которое в данный момент есть, закупалось, чтобы максимально усилить возможности поиска в лесу. Еще в начале работы мы поняли, что нужно в отряд закупать то, чего нет у обычного человека за ненадобностью в повседневной жизни. Тогда помогали различные организации, люди - были закуплены первые навигаторы, которые позволили ориентироваться в лесу с точностью до метра. Появились специальные компасы, фонари, светоотражающие жилеты, радиостанции, тепловизор, автомобиль, который может вместить группу с поисковым оборудованием.

Были закуплены и беспилотники, которые могут заменить десятки и даже сотни людей. Такие аппараты есть в каждом регионе республики, где хорошо развито движение волонтеров. В некоторых областях уже давно есть подготовленные люди, неоднократно участвовавшие в поисковых мероприятиях, которые знают, что необходимо делать. Таким волонтерам мы стараемся из Минска помочь - передать туда оборудование, которое позволит им оказывать помощь независимо от нас.

Одно из направлений, которое было открыто не так давно, - помощь в поиске утонувшего. У нас есть добровольцы-водолазы - специально подготовленные люди со своим оборудованием, с сертификатами, допусками.

- Какие еще направления по техоснащенности планируете развивать? Может быть, не хватает какого-то оборудования для работы отряда?

- Радиостанций катастрофически не хватает, фонарей, постоянная проблема с аккумуляторами. Логично, что это все имеет износ. Тем более при такой жесткой эксплуатации, как у нас. То есть, если охотник пользуется навигатором раз пять в год, то у нас это ежедневно. Рации и фонари - все работает на износ. Мы иногда не успеваем заряжать оборудование, потому что надо на другой вызов. И это, честно говоря, то, что выбивает из колеи. Если у нас не будет средств закупить эти аккумуляторы, то многое просто будет бессмысленно. Чем больше поступает обращений в отряд, тем больше возрастают наши потребности, потому что траты от этого увеличиваются.

- Какие организации вам помогают? Как часто жертвуют люди?

- Помогает МТС, Приорбанк подарил машину, на базе которой сейчас осуществляются все выезды, помогал Президентский спортивный клуб, есть постоянные спонсоры.

От граждан пожертвования поступают по-разному. Наверное, можно выделить только то, что если произошел какой-то резонансный случай - пропал, например, ребенок, то люди более активно оказывают нам помощь.

- Поисками пропавших людей по закону занимается милиция. Как у вас построено взаимодействие с правоохранителями?

- Мы оказываем помощь людям, которые попали в тяжелую жизненную ситуацию - когда человек в данный момент собственными силами и ресурсами решить эту ситуацию в силу обстоятельств не может. Для того, чтобы мы эту помощь оказали, у нас есть обязательное требование - это официальное заявление в милицию о том, что человек без вести пропал. После этого отряд может помочь, если человек к нам обратится.

То есть мы не берем информацию на сайтах УВД, а работаем только после того, как человек написал заявление и прислал нам заявку, где указываются приметы и обстоятельства.

- Сколько сообщений о пропавших примерно поступает каждый день?

- Такой прямой статистики нет, объективно на этот вопрос не ответишь. Бывает, что обращения могут не поступать неделю, две - особенно зимой. Самое оживленное время это, конечно, летний и осенний период, когда начинаются грибы и ягоды. В день может поступать вплоть до 8-10 обращений. Весной и осенью происходят обострения психического характера, часто тоже поступают сообщения о пропаже людей с какими-то психическими расстройствами, склонных из-за возрастных заболеваний терять память.

- У вас существует проект по помощи таким людям, где используются специальные браслеты. Расскажите о его эффективности.

- Мы запустили этот проект, поскольку к нам стало поступать большое количество сообщений о пропажах людей преклонного возраста. Часто с такими случаями связаны потеря памяти, старческая деменция, болезнь Альцгеймера. Много лет мы думали, как эту проблему решить, и в итоге проявили инициативу - нашли специальные приборы, прошли их сертификацию и начали постепенно внедрять среди нуждающихся. Работают они просто - человеку на руку надевается браслет, снять его нельзя, а его координаты поступают в специальный сервис, где родственник может увидеть местонахождение.

Браслеты не продаются, они даются в пользование. Люди платят небольшую абонентскую плату за эти приборы. Насколько это эффективно? Тех людей, которые подключились к данной услуге, она пока не подводила. И уже были случаи, когда благодаря этому прибору мы устанавливали местоположение человека. Браслет невозможно забыть, оставить, невозможно снять и невозможно выключить. Человек, который его носит, в принципе никак на него повлиять не может. Такие приборы используются уже во многих странах мира.

Поисково-спасательный отряд "Ангел", БелТА и МТС начинают совместный информационный проект по обучению людей правилам поведения в опасных и нестандартных ситуациях: как вести себя, если пропал близкий человек, что нужно делать, чтобы не попасть в беду самому. В ближайшее время будет опубликована серия статей.


Полная версия