Полная версия
Лента новостей
09:10
09:03
16:38
Заголовки новостей ВИДЕО: Присяга в Печах
Круглый стол

АПК в системе экономики Республики Беларусь: роль и тенденции развития

11.08.2017 | 14:00

Участники:

Василий Ядловский Заместитель начальника главного управления растениеводства Министерства сельского хозяйства и продовольствия Беларуси
Александр Шпак Директор Института системных исследований в АПК НАН Беларуси
Зенон Ловкис Генеральный директор Научно-практического центра НАН Беларуси по продовольствию
Дмитрий Лужинский Заместитель генерального директора Научно-практического центра НАН Беларуси по земледелию
Михаил Ковалев Декан экономического факультета Белорусского государственного университета

Корр. БЕЛТА: Много лет назад Беларусь сделала ставку на развитие сельского хозяйства. Время показало, что выбор этот был абсолютно правильным: мы не только полностью обеспечили себя продовольствием, но и зарабатываем на его экспорте более $4 млрд в год. Сельхозпроизводство составляет 7,5% ВВП Беларуси. В структуре экспорта страны на долю АПК приходится 18%. В сельскохозяйственном секторе трудится около 9% от общего количества занятых в экономике страны. АПК объединяет 9 отраслей народного хозяйства. Как Вы оцениваете эффективность работы отрасли на современном этапе? Может ли отдача от сельхозпроизводства быть еще более весомой для экономики?

Михаил Ковалев: Мне кажется, что рывок, который совершило наше сельское хозяйство за последние 16 лет, можно сравнить только с китайским успехом, который имеет более длинную перспективу - где-то с 1978 года. Наши успехи вне всякого сомнения впечатляющие. Приведу данные только по одному показателю: Беларусь - страна с огромным количеством пахотной земли на душу населения, это больше чем полгектара при среднемировой норме где-то в 15 соток. В мировом пахотном клине наша доля - 0,37%. От этого надо и отталкиваться - надо, чтобы земля давала среднемировую отдачу. Если в 2000 году наш экспорт от среднемирового не составлял и 0,2%, то сейчас он почти равен нашему пахотному клину. За прошлый год, по данным Всемирной торговой организации, экспорт достиг 0,32%. До 0,37% еще есть небольшой зазор - нам есть куда расти, чтобы адекватно мировым нормам использовать пахотный клин. Хотя мы не должны забывать, что земля в Беларуси - не российский чернозем. Но еще раз подчеркну: то, что экспорт стал адекватен пахотным землям, - один из показателей, характеризующих успех нашего сельского хозяйства.

Второе - это обеспечение продовольственной безопасности. Если еще 15-20 лет назад у нас были вопросы по продуктам питания, сейчас их нет. Мы обеспечиваем себя необходимым продовольствием. При этом, естественно, закупаем продукты и за рубежом. В основном это то, что в Беларуси не выращивается и не производится. Еще в 2000 году отрицательное торговое сальдо по сельскохозяйственной продукции и продуктам питания в Беларуси составляло более $0,5 млрд. То есть более чем на $0,5 млрд мы покупали продуктов больше, чем продавали. А уже в лучшем для нас 2013 году положительное сальдо составило $1,5 млрд. Правда, два последних года показатели просели из-за девальвации российского рубля с 30 до 60 рублей, которая уменьшила нашу валютную выручку в России почти в 2 раза. Поэтому экспорт снизился до $4,2 млрд. Благодаря Китаю и другим новым дальним рынкам сбыта есть перспектива выхода по итогам текущего года на $6 млрд по этому показателю.

Если мы говорим о развитии сельхозпроизводства, важно отметить, что Беларусь - одна из немногих стран в мире, которая производит одновременно все три вида минеральных удобрений: азот, фосфорные и калийные удобрения, а также имеет возможность вносить их в землю в достаточном количестве.

Еще хотелось бы остановиться на следующем аспекте. Мы иногда говорим, что доля сельского хозяйства в ВВП Беларуси, как и во всем мире, уменьшается. По некоторым подсчетам - до 6,8%, по другим - до 7,5%. Еще несколько лет назад она составляла примерно 10%. Но мы не должны считать только сельхозпродукцию, ведь на продукции сельского хозяйства держится вся пищевая промышленность Беларуси. А пищевая промышленность - это примерно четверть всей промышленности страны.

И, наконец, вклад сельского хозяйства в нашу жизнь - это не только продукты питания и экспорт, это еще и занятость населения, социальная сфера села. На селе живет где-то пятая часть всего населения Беларуси - чуть более 2 млн человек. Им всем надо обеспечить достойные условия жизни. Эту миссию белорусское сельское хозяйство тоже успешно выполняет.

Беларусь - маленькая страна, но все знают, что в мировом экспорте, мировом производстве мы лидируем по очень многим позициям. Например, по льну мы третьи в мире. Совсем недавно пришла информация от Всемирной продовольственной организации, что по молоку Беларусь вышла на пятое место в мире и держит 4% мирового рынка. Ясно, что впереди Новая Зеландия, гигантский ЕС, США, Австралия, но пятой идет наша страна. И этим каждый из нас должен гордиться.

Дмитрий Лужинский: Хотел бы добавить, что за последние 15-20 лет произошли структурные изменения в отрасли растениеводства. Это прежде всего было связано с тем, что мы стали независимым государством: нам пришлось закрывать свои потребности в тех продуктах питания, которые при Советском Союзе мы не производили. Мы серьезнейшим образом расширили посевы продовольственной пшеницы, полностью обеспечили себя этим продуктом. Уже не закупаем муку для хлебопечения. Целиком обеспечили себя растительным маслом за счет расширения посевных площадей рапса. Мы практически закрыли потребность в фуражном зерне, Беларусь в состоянии и в дальнейшем проводить наращивание производства данной культуры. Но наряду с этим есть и отрицательные тенденции. К сожалению, в некоторых регионах плодородие почвы падает вследствие недостаточного внесения органических удобрений, нарушений в структуре посевных площадей, отсутствия оптимального количества многолетних трав. Отдельные хозяйства из-за финансовых трудностей вносят недостаточное количество минеральных удобрений.

Если говорить о перспективах, у нас есть большие резервы для того, чтобы в значительной степени увеличить производство сельхозпродукции, снизить ее себестоимость. И главным таким резервом является совершенствование структуры посевных площадей, рациональное использование земельных ресурсов. Правильно, у нас не черноземы, земля наша очень пестрая по плодородию, и нельзя сопоставить плодородие, например, Лельчицкого района Гомельской области и Несвижского района - это небо и земля. Соответственно, получить экономически адекватную продуктивность на песках в Лельчицах практически невозможно. Правильно было сказано, что там живут люди, они должны работать, но продолжать в дальнейшем использовать в сельском хозяйстве такие малопродуктивные почвы - это значит заранее загонять производителей в убытки. Нам нужна продукция не любой ценой, нам нужна экономически выгодная продукция. Поэтому, на мой взгляд, нужно вернуться к тем подходам, которые лет 10 назад предложены "Белгипроземом" о выводе низкопродуктивных почв из оборота и передаче их для другого использования, например, в лесное хозяйство, туризм.

Второй резерв - специализация по выращиванию культур в зависимости от зоны. На тех же песках Гомельской области экономически нецелесообразно выращивать пшеницу, лучше кукурузу. Но здесь возникает вопрос цены, ведь производитель, чувствуя, что цена на пшеницу выше, идет на ее выращивание. А должен заниматься получением более выгодных с точки зрения биологии культур.

Третий момент. Мы должны максимально защитить свое животноводство от завоза из-за пределов страны белковых наполнителей. В Беларуси в состоянии производить собственные белковые культуры, но, к сожалению, пока их недостаточно. Наука сегодня рекомендует расширить посевы зернобобовых культур до 350 тыс. га - это позволило бы практически полностью отказаться от завоза дорогого соевого шрота. Повышение продуктивности рапса позволит увеличить выход рапсового шрота, и по большому счету можно было бы закрыть вопрос о дефиците белка в концентрированных кормах. Нужны также травянистые корма - коровам нужно сено, силос, сенаж. И здесь тоже стоит острый вопрос недостатка белка. Опять-таки необходимо изменение структуры посевных площадей: от злаковых трав нужно перейти к бобовым. Они у нас прекрасно растут, надо просто научиться сельхозпроизводителям качественно заготавливать и выращивать эти травы, чтобы получать качественные корма. Сельхозпроизводитель в силах это сделать, научные проработки этих вопросов проведены, есть рекомендации - нужно только пользоваться ими. И это даст огромный прирост сельскому хозяйству.

Александр Шпак: За годы новейшей истории в нашей стране уже немало сделано для развития сельского хозяйства и сельских территорий. В результате реализации государственных программ, разработанных по поручению Президента, приняты крупномасштабные меры по совершенствованию материально-технической базы агропромышленного производства. Построены, модернизированы и оснащены новейшим технологическим оборудованием животноводческие и иные объекты в сельскохозяйственных организациях. Значительно обновлены машинно-тракторные и автомобильные парки села. Проведено техническое перевооружение предприятий перерабатывающей промышленности и оптимизировано их количество. На основе кооперации и интеграции произошло укрупнение сельскохозяйственных организаций. В советское время средний размер угодий сельхозорганизации у нас составлял 3 тыс. га, а сейчас в пределах 6 тыс. га. Создана разветвленная сеть агрогородков, содействующая социальному развитию сельских территорий.

Объективно оценивая процессы преобразования в АПК, можно с уверенностью утверждать, что в аграрной отрасли был выбран правильный путь развития. Технико-технологическое перевооружение сельского хозяйства вместе с созданием агрогородков оправдывает себя и приносит существенные результаты, что подтверждается практикой. Как уже было сказано, обеспечена продовольственная безопасность страны, наращивается экспорт продовольственных товаров с положительным сальдо внешнеторгового оборота, чем может похвастаться не каждая отрасль. Поступательное развитие аграрной отрасли стало важнейшим фактором укрепления экономического и политического суверенитета страны, стабилизации развития всей национальной экономики и социально-политической ситуации в белорусском обществе.

Возникают вопросы: как оценивать эффективность работы отрасли на современном этапе, может ли отдача от АПК быть еще более весомой для экономики? Наши сельскохозяйственные предприятия различаются по уровню экономической эффективности. Одни вышли на высокий уровень, другие пока уровнем пониже. Дифференциация наблюдается и по урожайности сельскохозяйственных культур, продуктивности животных. Бывает, что сельхозпредприятия владеют одинаковыми производственными, материальными, трудовыми, земельными ресурсами, но кто-то работает лучше, кто-то хуже. Все это говорит о том, что еще есть большие резервы для повышения эффективности в сельском хозяйстве. Это зависит от многого: человеческого фактора, совершенствования организационно-производственных отношений на селе и материально-технической базы.

Корр. БЕЛТА: Как наши достижения смотрятся в общемировой системе? Известно, что в мировом рейтинге продовольственной безопасности мы находимся на 44-м месте среди 109 государств. Беларусь является абсолютным лидером в СНГ по производству мяса, молока, картофеля на душу населения.

Василий Ядловский: О наших достижениях в общемировой системе говорят конкретные цифры. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО), наша страна находится на пятом месте в мире по экспорту молока, а также входит в двадцатку стран-экспортеров мяса, сахара, масла рапсового и льноволокна. В расчете на одного жителя в 2016 году в Беларуси произведено 785 кг зерна, 630 кг картофеля, 123 кг мяса, 752 кг молока, 386 шт. яиц, что превышает уровень таких развитых стран, как Германия, Великобритания, Франция. Лидирующие позиции республика занимает и среди стран СНГ, опережая Россию, Украину и Казахстан.

У нас, конечно, есть возможность получать больше от сельскохозяйственного производства. Как уже было сказано, у нас невысокопродуктивные почвы: 32 - средний по стране балл пашни, а у сельхозугодий еще меньше - 31. Потому мы вынуждены заниматься сельским хозяйством комплексно. В этом особая специфика нашего производства. Проблема улучшения почвенного плодородия, наверное, главная в нашем растениеводстве. Второй момент - это получение необходимого количества белка, так как мы обязаны обеспечивать животноводство сбалансированными по протеину кормами в достаточном объеме. Разрешима ли эта проблема? Да. Расчеты как Академии наук, так и Минсельхозпрода подтверждают, что мы можем свести к минимуму импорт белкового сырья. Для этого нам нужно сделать упор на бобовые культуры. Расширение посевов бобовых, увеличение их продуктивности - это основная стратегия дальнейшего развития растениеводства. Разработанная сегодня структура посевных площадей нацеливает сельскохозяйственные организации именно на это.

Но сохранение почвенного плодородия без улучшения травосеяния невозможно. Травам, к сожалению, по остаточному принципу уделяется все меньше внимания. К тому же у нас постоянный дефицит семян трав, бобовых и зернобобовых культур. Наверное, в первую очередь нам надо менять систему семеноводства. Система государственной поддержки может сделать упор на семеноводство трав, бобовых и зернобобовых культур за счет других культур, где мы уже более-менее стабилизировали ситуацию.

Хочется отдельно остановиться на вопросе мелиорации. У нас 2,8 млн га сельскохозяйственных земель - это мелиорированные осушенные земли. Когда-то мелиорация была всенародной, затрачены колоссальные средства на осушение, окультуривание болотистых земель. Они сегодня дают весомую отдачу. Это треть наших земель, и их состояние во многом определяет потенциал растениеводства в стране.

В то же время гидротехнические сооружения, сами мелиоративные системы, построенные в 1950-80-е годы, уже не в лучшем состоянии. Безусловно, изнашиваются и основные средства, и земельное плодородие. Сегодня необходимо поддержание этих мелиоративных земель. Оно осуществляется в основном за счет бюджетных средств - как областных, так и республиканских. С каждым годом, к сожалению, бюджетная поддержка сокращается, и это тоже проблемный вопрос.

Сегодня в связи с изменением климата, снижением количества осадков, особенно в южных зонах, проблема сохранения влаги становится более острой, чем раньше. Соответственно, нужно менять приоритеты и расстановку в финансировании отдельных мелиоративных работ: в первую очередь выделять средства на их поддержание, а не на реконструкцию вновь осушенных земель. Если на поддержание, условно говоря, надо потратить рубль, то на реконструкцию и строительство - 10 рублей, а в результате реконструируем за год только 20 тыс. га, затратив гораздо больше, чем на поддержание оптимального состава 2,6 млн га земель. Поэтому, на мой взгляд, это не совсем правильное распределение. Надо в первую очередь сохранить то, что есть.

Зенон Ловкис: К моменту распада СССР наша страна в расчете на душу населения производила мяса и молока больше, чем Германия, Франция, Великобритания, а зерна - на треть больше, чем страны Европейского союза. В производстве картофеля и льноволокна Беларуси принадлежало мировое первенство. К 1995 году были существенно потеряны достигнутые позиции. А в 2001-м уровень производства сельскохозяйственной продукции к 1990 году составлял примерно 50%. В такой же степени имело место сокращение уровня производственного потенциала аграрного комплекса. Изношенность технических средств превышала 70%. В сложившихся тогда условиях требовалось принятие действенных решений для стабилизации ситуации, недопущения дальнейшего спада производства, обеспечения продовольственной безопасности страны. Для белорусского АПК был избран программный путь развития через поступательное создание правовых и финансовых условий для роста производства, укрепления его технологического уровня, производственной инфраструктуры, совершенствования организационных форм хозяйствования.

Программа совершенствования агропромышленного комплекса на 2001-2005 годы послужила фундаментом для дальнейшего развития сельскохозяйственного производства. В этот период оптимизировано землепользование, исключены из активного сельскохозяйственного использования наиболее низкопродуктивные земли, уточнена специализация производства, созданы организационные условия для интенсивного ведения сельскохозяйственного производства. Реализация госпрограммы возрождения и развития села на 2005-2010 годы позволила создать современную производственную базу и вывести отрасль на более высокий уровень развития. Без ее реализации успехи последних лет были бы невозможны. Страна начала активно вкладывать деньги в производственную базу именно в этот период времени. Президент поручил модернизировать молочно-товарные фермы с доильными залами, построить комплексы. Были разработаны программы по птицеводству, свиноводству и др. Эта работа продолжалась и в рамках госпрограммы устойчивого развития села на 2011-2015 годы. Несомненно, вложенные средства окупаются прибавкой молока и мяса, ростом экспортной выручки.

На созданной производственной базе валовой прирост молока в 2011 году по отношению к 1991-му составил 168 тыс. т. А с 2012 года и с учетом прогноза на текущий год сельхозпредприятия увеличат его производство еще на 1,14 млн т.

При этом рост производства молока достигнут не только за счет увеличения поголовья коров, но и за счет продуктивности дойного стада. Если в 1990 году от каждой коровы получили в среднем 3 220 кг молока, то в 2011-м - 4 521 кг. В текущем году есть реальная возможность получить от коровы более 5 т молока.

Производство продукции выращивания скота и птицы также имеет устойчивую динамику роста. Уже к 2011 году в стране было произведено 1 437 тыс. т скота и птицы, что превысило уровень производства 1990 года на 22 тыс. т. В текущем году ожидается получить около 1 737 тыс. т продукции выращивания, с приростом к уровню 2011-го еще на 300 тыс. т.

Корр. БЕЛТА: Цифры внушительные. Однако хотелось бы оценить их в сравнении с затратами. Характеризуя эффективность других отраслей, нередко говорят о том, сколько отдачи дает один рубль, вложенный в производство. Что можно сказать об АПК?

Александр Шпак: Не так просто оценить эту отдачу. Посчитать можно, но с применением многофакторного анализа. Закладываем сюда валовое производство продукции в расчете на гектар. А далее в расчетах нужно учитывать разного рода факторы, например, размер основных фондов организаций, количество работников и др. Это не такой простой вопрос. И результат все равно будет приблизительным.

Зенон Ловкис: Есть такая статистика. Практически в 5 раз по сравнению с 1990 годом увеличилось производство на одного работника молока, мяса, зерна, более чем в 12 раз - сахарной свеклы. Выручка от реализации сельскохозяйственной продукции на одного работника в 2011 году достигла Br8,9 тыс. и увеличилась к уровню 2009-го в 2,2 раза. В 2017 году ее уровень оценивается в Br38 тыс. с ростом к 2011-му в 4,3 раза.

Если взять, к примеру, науку, мы постоянно рассчитываем эффект от выполнения того или иного задания, научной программы. Так, по результатам прошлого года с учетом всех проектов в пищевой промышленности получено Br24 прибыли на каждый рубль, вложенный в науку.

Корр. БЕЛТА: Наверное, ни одна страна бывшего Советского Союза не вложила в аграрный сектор столько денег, сколько Беларусь. Сегодня идет речь об уменьшении господдержки села. При этом сельское хозяйство должно работать прибыльно. Поставлена задача к 2020 году обеспечить рентабельность продаж в аграрной сфере не менее 10%. За счет чего, по-вашему, возможно достижение этого показателя?

Дмитрий Лужинский: В целом за последние 6 лет совокупная бюджетная поддержка белорусского АПК составила $8,4 млрд, при этом валютной выручки от реализации сельскохозяйственной продукции и продуктов питания за этот период получено $28,7 млрд.

Михаил Ковалев: Всего банки выдали сельскому хозяйству почти $3 млрд кредитов. Из них шестая часть - $500 млн - просроченные. Многие сельхозорганизации столкнулись с финансовыми трудностями. То, что в Беларуси создали агентство по управлению проблемными активами, безусловно, правильно.

Развитие сельского хозяйства во многом тормозят дорогие кредиты. Однако ситуация потихоньку меняется. Ставка рефинансирования снижается, а это значит, что кредиты станут доступнее для предприятий. К концу года эти кредиты подешевеют, соответственно, и рентабельность наших сельскохозяйственных предприятий повысится. Может, нашему государству не столько надо думать о том, чтобы банкам возвращать половину астрономической процентной ставки, а о том, чтобы вместо дотаций сельскому хозяйству освободить его полностью от налогов, как это сделали китайцы.

Дотации по сравнению с тем же Европейским союзом на гектар земли существенно меньше, но в то же время с точки зрения нагрузки на бюджет они довольно значительны. Проанализируем бюджет 2016 года: субсидии, дотации сельскому хозяйству в консолидированном бюджете составили 7%. Для сравнения: все образование стоило только 5,6%, здравоохранение - тоже менее 6%. С другой стороны - бюджет столько же примерно получил в виде налогов с сельского хозяйства.

Может, вступление в ВТО подвигнет нас к тому, чтобы помощь, которая не доходит до сельского хозяйства полностью, шла действительно сельскому хозяйству, а не решала вопросы с погашением старых кредитов.

Что касается закупочных цен, они чуть поднялись. Но все равно эта маржа - между закупочными и розничными ценами - остается в Беларуси по сравнению с другими странами очень большой. Она могла бы служить сельскому хозяйству, а не перерабатывающим или торговым организациям.

Александр Шпак: Господдержка села в Беларуси не такая уж значительная, как это принято считать. Прямое государственное финансирование отечественного сельского хозяйства в 3-4 раза ниже, чем в западных странах - Германии, Франции, Дании, Швеции и т.д. В 2016 году на гектар сельхозугодий прямое госфинансирование составило около $102, в 2015-м - $130, в 2012-м - $199, в 2011-м - $195. Таким образом, видно, что государственная поддержка ежегодно уменьшается. Но самое главное, что из всего объема господдержки до сельхозпроизводителей доходит примерно 40%, остальное идет в основном на покрытие процентных ставок по кредитам. А на Западе идет напрямую фермеру.

Мы сравнивали работу западных фермеров и наших предприятий. На Западе практически ничего не менялось: и цены, и кредитная политика, и государственная поддержка из года в год. Если посмотреть динамику с 1991 года, то для приобретения трактора МТЗ-82 в 1991-м необходимо было реализовать 19 т зерна, а в 2016 году - 358 т. Что изменилось в этом тракторе? Сколько надо для этого вырастить зерна! А экономические условия ухудшились. Правильно коллега сказал о диспаритете цен. При низких в свое время закупочных ценах организации вынуждены были прибегать к дорогостоящим кредитам.

Наряду с вышесказанным для улучшения эффективности работы сельхозпредприятий необходимо реализовать ряд мер по снижению себестоимости и повышению конкурентоспособности растениеводческой и животноводческой продукции. И здесь важно достижение рациональной структуры сельскохозяйственного производства, соблюдение техрегламентов при производстве продукции, внедрение в кормопроизводство ресурсосберегающих технологий, дальнейшая модернизация и оптимизация материально-технической базы сельскохозяйственных организаций в сочетании с использованием инноваций. И конечно, больше внимания нужно уделять оптимизации структуры затрат на производство и реализацию продукции, а также минимизацию потерь при ее производстве, хранении и транспортировке.

Корр. БЕЛТА: Одна из главных задач для сельского хозяйства - это повышение средней урожайности зерновых. Глава государства четко обозначил планку в 45 ц/га. Сегодня средняя урожайность оценивается в 35,6 ц/га. Какие условия необходимы для ее повышения?

Михаил Ковалев: В расчете на каждого белоруса мы собираем почти по 1 т зерна. Это в два раза больше среднемирового показателя. Например, сбор зерна на человека в Китае - 0,5 т. Под зерновые в Беларуси отдано порядка 40% пахотных земель - это очень много, как здесь уже говорили. И надо бы увеличивать долю зернобобовых кормовых культур, что было бы полезнее для структуры белорусской экономики. В нашей стране с 1950-х по 1970-е урожайность удвоилась с 8 ц/га до 16 ц/га. Потом вплоть до 2000 года темп роста этого показателя довольно существенно замедлился: урожайность повысилась всего до 20 ц/га. В то же время в мире она прибавляет по 0,44 ц/га ежегодно.

Благодаря принятым в белорусском сельском хозяйстве мерам с 2000 по 2008 год наблюдался существенный рывок - урожайность увеличена в 1,5 раза до 35 ц/га. Но с тех пор у нас мало подвижек. Задача на конец нынешней пятилетки - 40 ц/га. Если бы была такая урожайность, то мы бы на меньших посевных площадях получали существенно больший валовой сбор зерна.

Сейчас белорусский показатель урожайности находится на среднемировом уровне, наша республика - в лидерах на постсоветском пространстве (на втором месте после Украины). Однако в развитых государствах мира средняя урожайность составляет 72 ц/га, в Германии - 80 ц/га. То есть нам есть куда стремиться. Кроме того, несмотря на то, что в Беларуси три завода по производству минеральных удобрений, за последние 10 лет внесение удобрений в почву уменьшилось вдвое. По статистике, если в 2000 году внесено 284 кг на гектар, то в прошлом году - только 158 кг. Полагаю, сказывается недостаток финансирования на эти цели.

Второй важный аспект - надои. У Беларуси сейчас 4% мирового рынка молока, надои на корову выше, чем в других странах СНГ. Однако еще в прошлой пятилетке была поставлена цель выйти на 6 тыс. кг молока от коровы. Мы пока не поднялись выше 4,7 тыс. кг. Поголовье в республике - 1,5 млн коров. Если бы мы вышли на запланированный показатель, то в итоге получили бы 9 млн т молока в год. Возможно, при надоях по 6 тыс. кг с буренки и такого большого поголовья не потребовалось бы. Лучше, чтобы коров было меньше, а молочная отдача от них больше.

Примерно такая же картина наблюдается и с продуктивностью мясного скота. В Беларуси на каждого жителя производится более 120 кг мяса в убойном весе - вдвое больше, чем в Казахстане, России. Но если мы хотим стать в один ряд с высокоразвитыми странами, то продуктивность животноводческой отрасли надо повышать. Один из путей - создание совместных селекционно-генетических центров в ЕАЭС.

Дмитрий Лужинский: Начну с цифр урожайности в развитых европейских странах, которые приводил Михаил Михайлович. Считаю, что сравнивать их с нашими не совсем корректно из-за разных климатических условий. Поэтому насколько полно реализуется потенциал белорусского сельского хозяйства по сравнению с соответствующей отраслью Германии, сказать сложно. Так, Минск по климату, как Гамбург, а это северная точка Германии, практически все сельхозугодья этой страны расположены южнее. Затраты, необходимые для достижения высокой продуктивности, в Германии на 50% ниже, чем в нашей стране, в Польше - на 25% меньше. Беларусь по климату можно сравнивать с Канадой - там, кстати, урожайность ниже, чем у нас.

Получать 45 ц/га в Беларуси возможно, хоть и сложно. Но нужно разобраться, насколько это целесообразно, исходя из соображений экономической выгоды. Нам нужно говорить не о 45 ц/га как самоцели, а о снижении себестоимости зерна, производстве сельхозпродукции в количестве, обеспечивающем потребности животноводства в кормах и населения в продуктах питания.

Корр. БЕЛТА: Значительную часть урожая получают и на частных подворьях. И тут всем известный вопрос, есть ли будущее у нашего фермерства. В стране принята программа развития агробизнеса до 2020 года. Какие условия для развития фермерских хозяйств она создает?

Александр Шпак: Важным направлением должно быть развитие и поддержка малых форм хозяйствования в сельском хозяйстве в рамках запланированных мероприятий подпрограммы государственной программы развития аграрного бизнеса. В нашем сельском хозяйстве доля малого агробизнеса крайне мала: не выше 2% в валовом производстве продукции. Хотя в странах Запада семейные фермы - одна из доминирующих форм организации бизнеса. Сегодня сельхозорганизации развиваются по пути создания крупнотоварных производств, которые производят почти 80% валовой продукции. Не оспаривая этот факт, наряду с крупнотоварным производством необходимо развивать и малый агробизнес.

В данном случае прежде всего речь идет о развитии деревень, которые находятся за пределами агрогородков. Необходимо всеми силами развивать предпринимательскую инициативу и стимулировать деловую активность крестьянских (фермерских) хозяйств, которые должны занять свою нишу. Они могут производить все то, что и крупнотоварные организации, однако в меньших масштабах и с углубленной специализацией на овцеводстве, птицеводстве, пчеловодстве, выращивании овощей, фруктов, ягод и др. Наряду с этим нужно дать возможность развивать так называемые родовые поместья, владельцами которых могут быть не только преуспевающие выходцы из села, но и предприниматели. Целесообразно в прилегающих деревнях развивать и альтернативные виды деятельности - сельский туризм, агротуризм и др. Деревня должна иметь альтернативные источники дохода.

Особенность нашего сельского хозяйства в том, что оно представлено крупными сельскохозяйственными организациями. В этом есть определенные преимущества - экономические и технологические. Но я хотел бы подойти к вопросу и с точки зрения системного подхода. Дело в том, что крупное производство, несмотря на преимущества, очень уязвимо. Крупное производство требует высокой организации менеджмента, и если какая-то составляющая не срабатывает, то оно теряет по удельным затратам значительно больше, чем малое. Не случайно западные страны (а там естественным образом развивалось сельское хозяйство) сделали ставку на фермеров. Если человек на селе хочет быть фермером, надо ему максимально помогать. Особенно если это семейное дело, ведь это преемственность поколений.

Дмитрий Лужинский: С фермерами вопрос двоякий. Конечно, можно говорить о том, что преобладающий производитель в Западной Европе - фермер. Но те же восточные немцы показали, что перевод их крупного товарного хозяйства на фермерские основы не улучшил экономику. А мелкие фермеры даже в западной части уже объединяются, потому что крупное производство всегда более конкурентоспособно. У нас же как эталон высокого качества сельского хозяйства в 1990-е годы воспринималось фермерство, особенно в России. Но и в России фермеры остались на определенном рынке овощных, садовых культур, лекарственных растений. А крупное товарное производство опять вернулось к тем же крупным организациям. По большому счету, я считаю, нашим фермерам достанется сектор овощеводства, садоводства и лекарственных растений. Что касается органического земледелия, то и здесь фермеры могут успешно работать. Такая продукция, если ее сертифицировать, сегодня очень востребована на рынках Западной Европы. И это может стать одним из направлений диверсификации экспорта.

Михаил Ковалев: В Беларуси реально работающих фермеров 2,5 тыс. Дают они пока мало - 1,9% от всей продукции сельского хозяйства. Это в 10 раз меньше, чем дают подсобные домашние хозяйства (19% продукции). Эффективность их работы можно оценить по прибыли. Доля этих 2,5 тыс. человек в прибыли довольно значительна и оценивается на уровне около 9%, а то и более. В узких нишах фермеры работают эффективнее больших хозяйств, как и малые предприятия в целом в экономике. Но в экономике будущее определяет не малый бизнес, а транснациональные корпорации. Так и в сельском хозяйстве, гиганты могут обеспечить более высокую эффективность. Мы видим это там, где создают вертикальные интегрированные структуры. Например, при сахарных заводах есть свои предприятия, которые производят сахарную свеклу, при мясоперерабатывающих заводах - производители мяса, при молочных предприятиях - СПК, которые обеспечивают молоком. Вот за такими структурами будущее.

Но пример фермеров показал, что не надо бояться частного хозяйства на селе. Надо смелее отдавать СПК частным хозяевам, в том числе и иностранным. Пример - в Витебской области готовят земли к передаче китайцам. Ничего страшного в этом нет. Через несколько лет мы увидим, как можно резко повысить эффективность сельскохозяйственного предприятия. И такие примеры должны появляться чаще, потому что инвестиции в сельское хозяйство очень нужны. В иные годы они доходили до 16% от общего объема инвестиций, а сейчас серьезно просели. Частный, особенно иностранный, инвестор принесет деньги и подымет уровень нашего сельского хозяйства.

Василий Ядловский: Удельный вес фермерства в производстве сельскохозяйственной продукции - 2%. Но если рассматривать отдельные виды сельскохозяйственного производства, то цифры получаются внушительные. В учитываемом секторе фермеры производят 30% плодов, картофеля и более 50% овощей. Это уже серьезные объемы.

Сегодня чем больше объем, тем проще, казалось бы, с реализацией. Но малым фермам труднее попасть как на розничный рынок, так и в сети. Крупным фермерам немного проще, но и у них тоже тернистый путь. Очень мало фермеров представлено в наших сетях. Там есть определенные конкурсы, тендеры, условия, и они не могут пробиться по объективным и субъективным факторам.

Но в целом фермерское хозяйство у нас динамично развивается, у него есть перспективы и государственная поддержка. Например, в Государственной программе аграрного бизнеса до 2020 года есть целая подпрограмма, которой предусмотрено дотирование на закупку удобрений, техники, социальную инфраструктуру, подведение электроэнергии, газопровода и так далее. Это все производится на конкурсной основе. Многие фермеры участвуют в программе "Плодоводство", где объявляются конкурсы на посадку садов, и у фермеров там хорошие показатели. Поэтому фермерство в Беларуси занимает достойное место, и я уверен, что оно и дальше будет развиваться так же динамично.

Корр. БЕЛТА: Если мы заговорили о реализации продукции, давайте остановимся на конкретном примере: белорусские яблоки. Их и хозяйства выращивают, и фермеры. Но в магазинах и на рынках они не всегда представлены в том объеме, котором хотелось бы. И по виду наши яблоки к концу зимнего сезона во многом проигрывают польским. Так в чем же дело? Почему можем вырастить красивое яблоко, но не можем его сохранить и продать?

Василий Ядловский: Объем потребления яблок в Беларуси составляет более 200 тыс. т, а мы производим 130 тыс. т и часть еще на экспорт отправляем. Вот в чем проблема. Она решится тогда, когда мы начнем выращивать 400 тыс. т товарного учетного яблока в фермерских хозяйствах. Но некоторые фермеры и передовые хозяйства страны уже достигли европейских показателей продуктивности.

Дмитрий Лужинский: Среди наших фермеров, к сожалению, очень слабо развита кооперация. Фермеры очень редко объединяются. А теперь им это обязательно нужно делать, потому что это может помочь даже в вопросах реализации. Если 10 фермеров объединятся, то это уже крупная партия поставки. Торговой сети будет выгоднее обратиться к ним, а не к 10 самостоятельным фермерам, так как это позволит уменьшить себестоимость закупок. Нашим фермерам нужно кооперироваться, объединяться в ассоциации, тогда они будут конкурентоспособны. Но пока это очень слабо развито.

Тут еще есть экономический вопрос. Дело в том, что когда норма прибыли у западного фермера высокая, то он, конечно, может какую-то ее часть отдать ассоциации, чтобы содержать штат работников, которые будут заниматься маркетингом, продажей. Есть даже ассоциации, которые свою продукцию доставляют конечному потребителю на дом. Какая-то ниша на рынке ими закрывается, но это не те люди, которые выращивают продукцию. Фактически эти люди содержатся за счет фермеров, которые отдают им часть прибыли. Что могут предложить наши фермеры с чрезвычайно низкой рентабельностью? Они не могут кого-то содержать и, конечно, предпочитают сами торговать, а не вступать в ассоциацию.

Корр. БЕЛТА: Давайте поговорим о белорусском экспорте продовольствия. К 2020 году объем поставок на внешние рынки должен вырасти до $7,5 млрд в год. Помимо сохранения традиционных рынков сбыта белорусские предприятия стремятся выходить на новые. Насколько эффективно это получается? Какие резервы можем еще использовать?

Александр Шпак: За период с 2010 по 2016 год экспорт агропродовольственных товаров Беларуси увеличился в 1,2 раза. Внешнеторговое сальдо в последние годы имеет положительное значение. Его максимальная величина была в 2013 году - $1,6 млрд, когда стоимость продаж на зарубежные рынки достигла $5,8 млрд. Беларусь в основном специализируется на экспорте продукции животного происхождения: доля экспорта в объемах производства по молокопродуктам - более 50%, мясопродуктам - около 30%, в совокупности продукция животноводства составляет более 60% от объема экспорта.

По Госпрограмме развития аграрного бизнеса в Беларуси на 2016-2020 годы планируется к 2020 году достичь объемов экспортных поставок сельскохозяйственной продукции и продовольствия в стоимостном выражении до $6,2 млрд. Это так называемый умеренный вариант. Однако при благоприятной ценовой конъюнктуре стоимость экспорта может достичь $7,5 млрд. Основу экспортной корзины традиционно будут составлять молочная и мясная продукция. Продолжится работа по увеличению продаж продукции с более высокой добавленной стоимостью. В последние годы доля такой продукции выросла до 40-43% от общего объема экспорта.

География внешней торговли Беларуси сельскохозяйственной продукцией и продовольствием постоянно расширяется. В 2016 году продажи осуществлялись в 82 страны. Однако основным рынком сбыта остается Россия. Удельный вес третьих стран пока незначительный: европейских государств - около 6%, стран Северной и Южной Америки, Азии, Африки и Океании - менее чем по 1%. Поэтому одной из стратегических целей развития экспорта является его диверсификация. Практика свидетельствует, что продвижение белорусской экспортной продукции на внешние рынки сопряжено с преодолением жесткой конкуренции и различного рода внешнеторговых барьеров, устанавливаемых странами-импортерами. Практически все страны мира в отношении продукции сельскохозяйственного происхождения в той или иной степени используют защитные меры - от высоких ставок импортных пошлин до запрещения ввоза той или иной продукции. Успех диверсификации экспорта в значительной степени зависит от правильного выбора рынков сбыта. В связи с этим важно на постоянной основе проводить мониторинг мировых продовольственных рынков.

Одним из важных направлений внешнеторговой политики Беларуси является присоединение к ВТО. Это создаст дополнительные стимулы для формирования правил по гармонизации применения санитарных и фитосанитарных мер (СФС), включающих вопросы безопасности продовольствия в торговле, а также технических требований, стандартов и других норм, воздействующих на торговлю. Эти меры для Беларуси в настоящее время являются достаточно значимыми, так как они побуждают отечественных товаропроизводителей совершенствовать производство товаров и их реализацию на основе использования инновационных технологий.

Михаил Ковалев: Поставлена цель к 2020 году экспортировать продуктов питания на $7,5 млрд в первую очередь за счет диверсификации рынков. Это абсолютно правильно, поскольку, по всем прогнозам Всемирной организации продовольствия (ФАО), российский рынок будет постепенно уменьшаться. Санкции привели к тому, что в этой стране довольно динамично начало подниматься собственное сельское хозяйство. Россия закрыла свою потребность по яйцам, мясу птицы. Предполагается, что в ближайшем будущем страна будет производить достаточное количество свинины и т.д.

Но если говорить о мировых масштабах, то с ростом населения планеты будет повышаться и потребность в продовольствии. Она и сегодня велика: развивающиеся страны импортируют продовольствия примерно на $0,5 трлн.

В качестве примера приведу азиатские страны. Благодаря резкому подъему экономик у них появились деньги. В первую очередь это, конечно, Китай. Страна уже сегодня покупает продовольствия на $170 млрд. Главным экспортным продуктом у нас является молоко, а китайцы только начинают привыкать к молоку и мороженому. В мире уже появилась поговорка: если бы каждый китаец выпивал в день стакан молока, то всего молока в мире не хватило бы. Конечно, для нас этот рынок очень перспективный. Но есть и другие рынки, которые могут быть интересны нам для получения прибыли от реализации продовольствия. Так, например, Индия покупает продукты питания на $30 млрд, Малайзия - на $20 млрд. Второй гигантский рынок по закупкам продовольствия - это арабские страны: Саудовская Аравия - $25 млрд, Объединенные Арабские Эмираты - примерно столько же, Египет - $15 млрд. Хотя Турция и экспортирует свою сельскохозяйственную продукцию, но в то же время много покупает в мире - примерно на $20 млрд. Кроме того, есть и закупки ООН для голодающего населения. Но там есть тендеры. Надеюсь, со временем мы научимся их выигрывать.

Зенон Ловкис: Для того чтобы достойно конкурировать, мы постоянно работаем над качеством своей продукции. Белорусские продукты любят во многих странах. Свою продукцию производим в соответствии со стандартами, гармонизированными с международными.

По результатам 2016 года около 60% произведенной молочной и более 30% мясной продукции Беларусью экспортировано. Эффективность экспортных поставок обеспечивается по всем основным позициям. К примеру, в текущем году рентабельность продаж сыров и сухого обезжиренного молока превышает 30%, говядины - 11%. От реализации одной тонны масла животного белорусские производители получают около $1,2 тыс. прибыли, одной тонны сыра - $1771, сухого обезжиренного и цельного молока - около $850 прибыли.

За последние годы государство многое сделало для пищевой промышленности: построены современные заводы, созданы новые технологические линии. Ученые за последние 10-12 лет создали новые технологии и виды продукции. Например, в 2005 году около 80% молочной сыворотки сливалось в канализацию, а сейчас в стране начали практически полностью ее перерабатывать. Полученная продукция востребована в Беларуси и за рубежом. Уверенными темпами развиваются производства детского питания, соков, кондитерской продукции.

Говоря о резервах, в качестве примера могу привести крахмальную отрасль. В последнее время построены новые предприятия, успешно работает Рогозницкий крахмальный завод. Резерв же заключается в том, что за рубежом на переработку идет картофель крахмалистостью 24-26%, а у нас крахмалистость в среднем 10-12%. Перерабатывая такое сырье, производители несут определенные убытки. Между тем белорусский крахмал востребован. На предприятиях сейчас нет запасов. Их, образно говоря, вымели. Думаю, стоит подумать над этим вопросом и возделывать сорта, переработка которых будет давать больший экономический эффект.

Безусловно, есть резервы и по качеству. Причем не только сырья, конечного продукта, но и по организации хранения, переработки. В производстве пищевых продуктов мы достигли определенного уровня, который ни в коем случае нельзя потерять. Я имею в виду не только вкусовые качества. Белорусские производители стремятся применять меньше добавок, поэтому наш продукт по праву считается натуральным.

Пресс-конференция Иван Коноразов,
Андрей Богдан,
Сергей Красуцкий
6 декабря Современные методы профилактики и лечения алкогольной зависимости, формирования здорового образа жизни, культуры употребления алкоголя
Онлайн-конференция Александр Ерин,
Александр Воробьев,
Елена Живицкая,
Виктор Анищик,
Николай Карницкий,
Валерий Карезин
6 декабря Реализация программы подготовки кадров для атомной отрасли Беларуси
Пресс-конференция Александр Барауля,
Ри Йонг Сон,
Ким Майонг Ганн,
Вячеслав Бержец
29 ноября VII Международные игры боевых искусств в Минске
Онлайн-конференция Наталия Долгова 29 ноября Налог на прибыль: отражение расходов по контролируемой задолженности
Круглый стол Элла Селицкая,
Дмитрий Семенкевич,
Петр Арушаньянц,
Андрей Матюшенко,
Виолетта Брезовская,
Вадим Ипатов,
Жанна Тарасевич
28 ноября Революционные новации: что изменят документы по развитию предпринимательства?
Пресс-конференция Владимир Улахович 27 ноября Стратегический план Белорусской торгово-промышленной палаты - 2020
Полная версия